hlumplum (hlumplum) wrote,
hlumplum
hlumplum

Народное видео - Донецк - Донбасс - 23-28.08.2014 - большой обзор -"

Оригинал взят у lat_elenka в Народное видео - Донецк - Донбасс - 23-28.08.2014 - большой обзор -"
hippy_end в Народное видео - Донецк - Донбасс - 23-28.08.2014 - большой обзор
Все видео взяты с американского ресурса Youtube и соответственно признаны отвечающими общепринятым международным нормам информации, разрешенной к распространению

Обзор последствий обстрелов Донецка и Донбасса запоследнюю неделю из шести видео. Особое внимание рекомендую обратить на третье

Начинаю с Донецка – 27 августа 2014 года – последствия очередного обстрела Калининского района

Срезанная ветка дерева на асфальте – за ней пылает автомобиль – «Да уже наверное всё взорвалось» – улица, засыпанная осколками стекла, выпавшие из окон противомоскитные сетки, отлетевший от стен заведений на первых этажах и балконов пластик – еще срезанные ветки – проезжает Скорая помощь – стены пятиэтажки старой постройки, испещренные осколками –соседняя улица – тоже осколки стекла под ногами

Проехавшая ранее Скорая уже стоит с открытыми задними дверями – рядом в зеленой зоне между проезжей частью и жилым домом суетятся люди – катят мужчину на носилках, торопятся – мимо срезанной осколком ветки дерева – рядом с обступившей носилки группой людей стоит и собака – вероятно, стремится понять, что происходит – потом усаживается, смотрит, как носилки подкатывают к Скорой – горящую машину кто-то пробует тушить из огнетушителя – без особых успехов

«Для твоей же безопасности. То же видео – лучше зайди либо в подъезд, либо в подвал. Минут на 15-20-ть. Минут через 15-20 можешь спокойно пойти себе там…» – «Хорошо» – но парень в футболке с номером 1, которому это объясняли, не уходит – а стример – бежит дальше…



Тоже Донецк – за день до этого – 26 августа 2014 года – тоже последствия обстрела

«Здравствуйте» – «Здравствуйте» – приветливая бабушка в платке с седыми волосами, к которой обратились репортеры, подходит к камере – «Можете рассказать, что случилось? Что почувствовали? – рядом срезанные обстрелом ветки деревьев, битое стекло – бабушка: «Да что, я не спала до трех часов ночи. Воды у нас не было. Я встала после двенадцати, вода пошла. Я понабирала воды. Сердце волнуется, мне страшно. Я думаю: гляди, бомбить будуть. А гляди, может быть и не будуть. Легла, заснула. А моя кровать рядом вот с этим окном, – показывает на окно первого этажа с выбитым стеклом

– У нас, мы даже ремонты делаем, так мы даже кровать под стеночку не подставили, а прямо… И как грохнуло. Я испугалася. А она в одной комнате спит, я – в другой. Я в этой. Я бежать к ней, а она –ко мне. И мы потом в туалет это… Присели в туалете за стенкой, – выбитые стекла окон двухэтажного жилого дома старой постройки. – А потом вдруг другой снаряд, трети снаряд, стало рваться, рваться,  Мы перепугалися, окна повылетали. Вот это вот такое… Но мы живы осталися. Очень печально. Очень. Ну, вот зачем это всё делають? Этот Порошенко,  эти военные, которые посылають воинов своих на своих людей – убивать. На что это делаеть он?

Дай боже, чтобы, – в сердцах взмахивает кулаком, но не находит, что сказать. – Дай боже, чтоб закончилась эта война. Чтобы уразумел этот Порошенко кровопиец, сколько он крови, сколько людей убил! Сколько он разрушил городов, сколько домов, сколько людей без жилища, без воды. Питания нету. Вот до чего наша страна, наши руководители довели свой народ.

Я прожила войну, немцы напали на нас. Тоже стреляли. Тоже убийство сильнейшее было. Но это был немец. Он хотел нас захватить. Всю землю. Это – немец. А это свои, – всплескивает руками. – Люди свои. Вот такое творять. Над своими людьми. Вот что я вам еще скажу» – «Спасибо» – тихим голосом, репортер кладет бабушке руку на плечо, чтобы подбодрить



А это еще 23 августа 2014 года – возможно, вы его уже видели, но в этом журнале его еще не было – один из поселков после обстрела – где-то на Донбассе

По улице поселка мчится машина – «Вот, только что суки били Градом, –вперед столб черного дыма – «подпалили. Что это они подпалили? Ой-ёй-ёй! Это у людей дом горит!» – тормозят у пылающего в стороне от улицы дома – над крышей языки бушующего пламени – ругается матерно – кричит кому-то: «Пацаны, счас Скорую, там бойца оставил с дедом, деду руки по…ярило сильно. Ой-ёй-ёй, суки, пидарасы, глянь, что делают! – ярко пылающий дом. – Суки» – срывает машину с места – к следующему столбу дыма

«Смотрите, улицу, всю улицу разбили Градом! – тормозит рядом с еще одним пылающим домом. – Ай-яй-яй-яй, –выходит из машины. – Там кто-нибудь есть, нет?!. Где? Пострадавшие есть?» – женский голос: «Пострадавшие не знаю» – мужчина из машины, судя по перчаткам на руках, ополченец, бежит на участок рядом с горящим домом – «Блять. Пацаны, там газ!.. Отходите, уходите, вон там счас газовые колонки! Кто тут живет?» – «Да вот хозяевА…» – «Вы, да, хозяйка?» – «Да!» –подходит женщина, искаженная камерой – «А кто… Там есть еще кто-нибудь?» – «А где мой сын?!»

«Как сын?» – женщина: «Коля!» – «Сколько ему лет? Где он? Где он?» – «Коля!!!» – мужчина бежит к пылающему дому – «Ай, блять, – видать, горячо очень рядом с пожаром. – идет по развалинам дома. – Коля! – заглядывает внутрь. – Коля! Ко-ля!!! Блять, – пробирается в темноте через помещение, распахивает дверь – за ней всё пылает – А-а… – пробирается мимо пожара, выбегает обратно на улицу. – В доме его нет! – бежит к распахнутой калитке соседей. – Вот так можно пройти туда? Собака есть?! – бежит через участок – пляшет камера

В конце участка кирпичный забор, за ним участок, куда попал снаряд, там парень у горящего дома – «А где, нашли Колю этого?!» – «Это я!» – «Ты? Нормально, живой, целый? Всё хорошо?» – «Да» – «Тут без толку, пацаны. Там газовые колонки, что-нибудь есть?!» – «Есть!» – пытается что-то сделать у пылающего дома – мужчина из машины: «Ай-яй-яй, смотрите, пидары, что ж вы делаете?!» – кричит в камеру, это и вправду ополченец в тельнике, армейской жилетке и кепке: «Порошенко, пидарас ты, сука!

Всё, тут пострадавших нет! В дом не лезьте, он упадет скоро!!! – бежит дальше. – возвращается к машине с распахнутой дверцей – «Ой-ёй-ёй-ёй. Туда дальше нема никого?! – за забором бушует, трещит пожар, ополченцу что-то кричат. –  Как туда проехать? « – срывает с места машину – на обочинах улицы местные жители, все в гражданском – «Вот это террористы, Порошенко, которых ты убиваешь, гандон! Вот, смотри, вот это те, кого ты убиваешь, пидарас! – проезжает мимо всё новых людей в гражданском. – Ты хоть одного тут ополченца, сука, видишь?! «

Притормаживает. – «Как туда проехать? Проехать вот туда как, где ударило еще?» – «Вот так по кругу, братуха. Вот сюда, по кругу…» – машина срывается с места – «Ай-яй-яй, что ж вы делаете?.. При чем тут люди? Вы уже за…ли со своими миллионами, гандон ё…й! – машина мчится по улицам, огибая село. – Ай-яй-яй, что творят, пидарасы, – в зеркале заднего вида мелькает пламя пожара. – мчится к еще одному столбу дыма – резко тормозит. – Пострадавшие есть здесь?» – женский голос: «А?! – «Пострадавшие. Кто-то пострадал?» – «Конечно. Там. Давайте, здесь» – вероятно, показывают  дорогу – машина срывается с места

Тормозит у группы людей, идущих по обочине улицы навстречу – «Там пострадавшие есть где-нибудь?» – «Не знаю. Надо позвонить в пожарку» – «Та, уже вызвали всех!» – проезжает еще немного. – Братуха, где тут еще ударило? Вот кроме вот этого здорового дома и вот этого» – «Вот там, следующий. И всё» – «И всё? Тут больше никуда не попало?» – «Вроде бы нет. Скорую взывали да пожарную?» – «Вызвали Скорую, пожарную. Там, где двухэтажки. Таймырская, вот так я выеду туда?» – «Да, вот сразу налево  и резко налево опять» – машина срывается с места



И еще 23 августа 2014 года – Донецк – последствия минометного обстрела квартала Макаронной фабрики

Ополченец с автоматом, за спиной которого пылает автомобиль, валит столб черного дыма: «23 августа 2014 года, Донецк, Калининский район, проспект Ильича. Вот только что войска киевской фашистской хунты нанесли минометный удар по жилому сектору. Есть погибшие, есть раненные» – звук исчезает – в доме заворачивают в простыню человека – лужа крови под ним на полу – ополченец показывает крупный осколок: «вот такие вот подарки делает киевский фашистский режим своему, как они считают, народу. Порошенко, скоро мы будем в Киеве»

У подъезда жилого дома лежит накрытое тело мужчины, кровь на скамейке рядом, на крыльце стоит бабушка: «Ее муж и старшую дочку. ..» – другая скамейка, на ней сидит худой, плохо одетый дедушка, рядом  седовласычй, коротко стриженый мужчина в распахнутой рубахе: «Это день незалежности, твари, делают. Подонки. Кого, с кем, со стариками» –всплескивает руками. – И его сын. И невестка, – плачет. – Нет больше Саши»

Ополченцы ходят в помещении, заваленном обломками – «Ну всё, мы выходим на улицу» – на улице, снаружи – срезанные ветки деревьев завилили тротуар у кирпичной пятиэтажки – вместо балкона на третьем этаже зияет пролом – вид из разбитой квартиры – груда кирпича перед проломом на улицу, за которым, внизу, толпятся жильцы



А это Донецк уже сегодня – 28 августа 2014 года

«Это ДК Куйбышевапослед вчерашнего обстрела и пожара, – листы обшивки на тротуаре перед зданием – обломки на ступеньках. –  Здесь всё еще работают бригады МЧС, хотя обстрел состоялся вчера. Целые сутки прошли. До сих пор работает пожарная бригада, –  пожарная машина у здания – обгоревшие окна угловых помещений на верхних этажах еще дымятся – выбитые стекла окон на первом этаже, битое стекло на земле, срезанные обстрелом ветки деревьев. – Это догорают верхние этажи ДК Куйбышева после вчерашнего обстрела. Который был 27 августа»



И напоследок – Донецк – Школа № 19 – 28 августа 2014 года – после обстрела

Помещение, засыпанное битым стеклом – в соседнем помещении у цветного панно на стене куча битой штукатурки и обломков кирпича – класс с выбитыми окнами и разбитыми стульями, парты засыпании штукатуркой – за кучей битого кирпича большой пролом на школьный двор вместо окна второго этажа – гулкий хруст при ходьбе – стены кабинета, посеченные осколками – заваленные штукатуркой стол и стулья – цветочный горшок на полу – «Из прессы» – «Из прессы? А кто старший в прессе?»

Уцелевшая классная комната, только горшки с растениями на окне повалены набок – «От кассетки идет, – мужчина показывает осколок на ладони. – Один конец оплавленный идет. Вот. Это – от кассетного» – «Это я и шла, и мне под ноги попало» – «Да. Это от кассетки, ребята. Это от кассетки» – битые стекла на земле под окнами с выбитыми стеклами – женский голос: «Это самое, Славик, оно насквозь прошло. Ты видишь?» – разбитые окна на втором этаже – «Окно вырвано»

Далее уже какой-то производственный корпус – груда битого кирпича вместо разрушенной то ли стены, то ли забора – многочисленные дыры в крыше, сквозь которые сияет летнее небо – разбитый стенд – внутри вообще всё разбито



Будни жителей Донбасса - август - 2014-й год


И снова хочу обратить ваше внимание. Как только предыдущий пост набрал больше 50-ти комментов, его перевели из учета на главной странице во второстепенный топ "другое". Поэтому, пожалуйста, помогите с репостами и ссылками, потому что ваша помощь сейчас является единственным способом увеличить число людей, которые узнают о расшифровках и текстовых раскладках видео репортажей в этом журнале









Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments